~Вереск
Многие думают, что у них доброе сердце, когда это всего лишь слабые нервы.
Сарафанное радио, оно такое сарафанное.
Звонит девушка, типа на консультацию по родам. А на самом деле за справкой, что ей нужна ударная доза обезболивающего и врача толкового, который родит за неё.
Ну, я поинтересовалась, а какое же у неё заболевание. Здорова. Ну и зачем готовимся к болезненным родам? Потому что, мол, мне не двадцать лет.
И давит на меня авторитетом всех своих преклонных тридцати двух. то есть, вы собираетесь тяжело и в муках рожать, потому что вам тридцать два года, правильно? Ну, вы так вопросы ставите... Вот вы лучше скажите, в каком роддоме меня не оставят одну помирать со схватками? А вы собираетесь умирать? В тридцать два года? А вы думаете, отвечает она, детей рожать после тридцати это легко? Я, мол, вот очень боюсь так сильно устать, что врачи мне скажут что-нибудь, а я не пойму. Ну, вряд ли вам придётся рожать трое суток, что вы так устанете? А сколько? Ну, часов семь, ну, восемь... Это вы имеете в виду - в лучшем случае? Нет, в среднестатистическом. Ну, если вам двадцать лет, то оно, наверное, так и есть. И всё в таком духе. Пристрели, командир, короче.
Потом звонит моя мама. Спрашивает, ну как мне девушка. Я вся в удивлении - мать, зачем ты ей мой номер давала? Ты ж сама видишь - в неё нельзя вложить ни крупицы новой инфы, там полна коробочка. Ей бы что угодно, лишь бы переплюнуть свою маму, которая сама тяжело рожала. А мать такая - ой, всё так и есть, я знаю их обеих, там такие сложные отношения, но как ты догадалась? Да уж как-то догадалась...